Исследования комет не стоят на месте. Прекрасный тому пример — история с готовящимся спуском космического аппарата «Розетта» на поверхность одной из таких глыб, носящихся в космической пустоте. Эти космические тела давно и живо интересуют ученых из разных областей, и причин тому множество (одна из них, конечно же – гипотеза панспермии).

Но оставим сложные научные материи компетентным в них людям и задумаемся о простых, но интересных вещах. Например о том, чем пахнет комета!

На этот довольно странный вопрос мы можем ответить уже сегодня благодаря последним научным данным с двух масс-спектрометров Розетты, «понюхавших» небесное тело 67P (также известное как комета Чурюмова-Герасименко).

Технически, приборы «Розетты» уловили не сам запах, а химический состав кометы. А благодаря знанию о химическом составе мы можем представить примерный запах кометного вещества. Итак, из чего состоит комета Чурюмова-Герасименко? Это:

  • Вода (H2O)
  • Моноокись углерода (CO)
  • Двуокись углерода (CO2)
  • Аммиак (NH3)
  • Метан (CH4)
  • Метанол (CH3OH)
  • Формальдегид (CH2O)
  • Сероводород (H2S)
  • Циановодород (HCN)
  • Сернистый ангидрит (SO2)
  • Дисульфид углерода (CS2)

Такой мощный химический коктейль, окажись он на Земле, пахнул бы, мягко говоря, отвратительно. Как утверждают специалисты из Европейского Космического Агентства, «если бы вы понюхали комету, то вы об этом незамедлительно бы пожалели». 

Если вы вдруг не удовлетворились таким блеклым описанием и вам хочется сочных подробностей, пожалуйста — Кэтрин Альтвегг, ведущий научный сотрудник проекта «Розетта», взялась описать кометный запах в деталях:

«Аромат у 67P/C-G очень сильный. В нем можно уловить едкий запах тухлых яиц, зловоние конюшни и резкий и удушающий запах формальдегида. Весь этот букет приправлен тошнотворным и горьким миндальным запахом цианводорода. Добавьте сюда нотки алкоголя в форме метанола, уксусный аромат сернистого ангидрита и нотку сладковатого аромата дисульфида углерода и вы ощутите тот самый «кометный парфюм».

Охотно верим, но проверить вряд ли сможем (к великому счастью).