Цель постройки нового китайского суперкомпьютера Tianhe-2 для центра суперкомпьютерных вычислений в Гуаньчжоу, тендер на которую выиграла Intel, проста и незамысловата – достичь производительности в 100 петафлоп/с, что больше в 10 раз чем у самого быстрого суперкомпьютера 2011 года и в пять раз больше, чем у самого быстрого сегодняшнего суперкомпьютера.

Проект очень активно поддерживается правительством Китая и Министерством Наук, как утверждается, машина может помочь Китаю в его программе освоения космоса, метеорологических а также медицинско-биологических исследованиях, производимых китайскими институтами.

Китай, как очень быстро развивающаяся держава, сильно нуждается в соответствующих вычислительных мощностях – возьмем к примеру, транспорт. 

В течение следующих двух десятилетий стране будет необходимо на чем-то просчитывать данные, связанные с гигантскими проектами вроде «апгрейда» автомагистральных систем (к 2020 году Китай планирует построить больше автомагистралей, чем используется на данный момент в США, тогда как к 2030 году кол-во «хайвеев» будет удвоено), систем общественного транспорта, подсчета автомобильного трафика в реальном времени для оптимизации дорожного движения и так далее. 

И это не говоря уже о масштабных проектах вне автомобильной тематики.

Но вернемся к Intel, которой была выделена роль главного подрядчика в данном деле. 

Не только способность собрать мощнейший компьютер в мире помогла «чипзилле» (именно так неофициально, любя или не очень, именуют корпорацию Intel) выиграть тендер. Отчасти выиграть удалось благодаря весьма сильному демпингу.

Почему демпинг? Все просто, ведь на проектах такого уровня в первую очередь можно не заработать, а сделать имя (в данном случае – вновь доказать лидерство) – для Intel это чисто «имиджевая» работа и компания может не только не заработать, но и «уйти в минус», отбив потерянные средства или их часть в будущем за счет различных ухищрений типа платного обслуживания, дополнительных аппаратных и программных разработок, осуществляющихся за отдельные деньги. 

Именно поэтому ничуть не удивляет тот факт, что самая большая в мире машина из процессоров Xeon и Xeon Phi, которая расположится в юго-западном Китае, стоит всего 100 миллионов долларов. Да, конечно, это очень большие деньги, но не для суперкомпьютера, который готовится войти в список TOP500 исключительно на первое место.

Intel собирается строить суперкомпьютер на почти топовых процессорах Ivy Bridge-EP и топовых сопроцессорах серии Xeon Phi. Цена Xeon E5-2567W v2 (этому процессору еще предстоит появится, цена основана на стоимость сегодняшних аналогов) будет доходить до 2 500 $, стоимость топовой версии Xeon Phi 5110P с 8 ГБ памяти GDDR5 — до 2 500 $. 

Если воспользоваться простой арифметикой и умножить цену Xeon E5 на количество (100 000), то уже выходит сумма в 250 миллионов долларов (тогда как Xeon Phi добавят еще 250-350 тысяч $). Становится ясно, что Intel не только не установила на «железо» добавленной стоимости, но и продает его по сильно заниженной цене, прося за процессоры меньше денег, чем требуется на их фактическое производство. А ведь помимо этих 400-500 миллионов, которые Intel «теряет» на одних только процессорах, придется тратиться на материнские платы, оперативную память, накопители, корпуса, охлаждение и так далее.

Примерно так же обстояли дела с постройкой суперкомпьютера Stampede для техасского компьютерного центра TACC. Тогда Intel продала платы Xeon Phi в среднем по 400 долларов за штуку. Для китайского же проекта эта цена была снижена еще больше – примерно до 300 долларов за единицу или еще меньше (по данным источников, близких к одной из сторон сделки), цена на процессоры Xeon E5 также была снижена до 250-300 $. При рыночной стоимости выше 2 000 $.

Что же касается оперативной памяти – ее тоже будет очень много, правда, неизвестно пока – сколько именно. Количество модулей DIMM по некоторым оценкам достигнет нескольких миллионов (на каждый CPU от 16 до 24 модулей) – это больше памяти, чем некоторые производители выпускают за год. И речь идет не о простой «бытовой оперативке», а о  буферизованной памяти DDR3L с поддержкой коррекции ошибок. Из расчета на розничную стоимость памяти – к сумме затрат Intel прибавляется еще около четверти миллиарда долларов (уже на 650-750 миллионов больше стоимости самого проекта).

Такова цена продвижения своих технологий и продуктов на сегодняшнем серверном рынке — приходится многим жертвовать, чтобы удержать лидерство.

Кстати, несмотря на беспрецедентную мощь китайской машины, прогресс не стоит на месте и суперкомпьютер с производительностью 100 PFLOPS не будет занимать первое место очень долго. Еще в 2009 году на технологической конференции GPU Technology Conference австралийские ученые похвастались планами на разработку суперкомпьютера с эксафлопной производительностью (1 эксафлоп/с, 1000 петафлоп/с или 1 000 000 терафлоп/с – волшебный «миллиард миллиардов» операций с плавающей точкой в секунду), который будет помогать в расчетах большому радиотелескопу Square-Kilometer-Array (SKA) и будет введен в строй в недалеком будущем. 

По последней информации такая супер-машина будет состоять из гибридных процессоров, объединяющих на одном кристалле ARM-CPU и GPU. Стоимость такого гигантского проекта легко переваливает за миллиард долларов (и это только стоимость основного «железа»).